ПРЕИМУЩЕСТВО ГРИФФИТА
СВЕТЛАНА ДОРОШЕВА: художник
 
   
СТАТЬИ И РЕЦЕНЗИИ СТАТЬИ И РЕЦЕНЗИИ
БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ
НОВОСТИ НОВОСТИ
ГДЕ КУПИТЬ
ГОТОВИТСЯ К ИЗДАНИЮ ХУДОЖНИК НАТАЛЬЯ ПОВАЛЯЕВА
БЛОГ БЛОГ
ИЗДАТЕЛЬ ИЗДАТЕЛИ
Артём Моисеев Артём Моисеев
Надежда Паршина Надежда Паршина
Наталья Вишнякова Наталья Вишнякова
Юрий Кутьков Юрий Кутьков
Олег Лукьянов Олег Лукьянов
Анастасия Полянина Анастасия Полянина
Ася Мелконян Ася Мелконян
Рая Ивановская
Алёна Хозина Алёна Хозина
Вики Опендик Вики Опендик
Ольга Блатова Ольга Блатова
  Светлана Дорошева
 
Записки
Светлана ДОРОШЕВА
Светлана ДОРОШЕВА
Светлана ДОРОШЕВА
Светлана ДОРОШЕВА
Светлана ДОРОШЕВА
Светлана ДОРОШЕВА
Наталья ВИШНЯКОВА


Светлана Дорошева родилась в Запорожье в 1976 году. Окончила факультет иностранных языков и литературы Запорожского государственного университета, вскоре после этого переехала в Киев. Работала переводчиком, журналистом, дизайнером и креативным директором рекламного агентства. В 2009 году эмигрировала в Израиль. Профессиональный иллюстратор. Живет с мужем и тремя сыновьями в Реховоте.

О себе: В японском языке есть слово "икигай", обозначающее причину вставать по утрам и немедленно включаться в жизнь, потому что тебя ждет интересное. В периоды рисования (у меня все очень регламентировано: есть периоды рисования, а есть и такие, что кажется, будто я в жизни карандаш в руках не держала) меньше сплю и почти не ем: "икигай" кормит.

Дмитрий Дейч: Мне кажется, в искусстве есть те, кто предполагает заранее каким будет результат вложенных усилий, и те, кто привык плыть по течению, следуя его бесконечным поворотам и изгибам, не заботясь о том - куда вынесет и чем всё окончится. А как это бывает у тебя?

Светлана Дорошева: У меня никогда не выходит "по писанному", как задумано. Самые важные решения, лучшие идеи не вынашиваются, не придумываются в "муках творчества", а приходят сразу. Вот - просто пришло, и не твое даже, а ты - полая свирель: надудят - отлично, не надудят... ну, что-то придумаешь, конечно, но люди каким-то образом всегда видят в готовых работах, где именно ты был свирелью, а где рожал в муках. Все пишущие и рисующие люди, с которыми я говорила об этом откровенно, в той или иной форме признают это.

Кроме того, рисование - это прежде всего, определенное состояние. Когда рисующий человек по каким-то причинам не рисует, он впадает в уныние. Скучает. Говорит, что скучает по рисованию. На самом деле он скучает по этому состоянию - "ни здесь, ни там". Это сильнейший наркотик.

Дмитрий Дейч: С другой стороны, то, чем мы с тобой занимаемся - не произрастает на пустом месте.

Светлана Дорошева: Культурные влияния наслаиваются на протяжении всей жизни. Начиналось все со сказок. Я была очень болезненным ребенком, в детстве папа читал мне много русских народных (неадаптированных, кстати) сказок. Да и детство мое было вполне сказочным. Я жила в Запорожье рядом с Красной рекой. Река была натурально красного цвета от заводских отходов, но я не знала этого тогда. Я думала, что все реки красные. На берегах располагались городской морг (туда вели стрелки, когда мы играли в казака-разбойника) и посадка с маньяками и коллекционерами детского порно. Река впадала в Днепр. На нудистском пляже отдыхали красные нудисты. Рыбаки ловили красную рыбу. Во дворе было большое дерево, мы прятались в ветвях и рассказывали друг другу страшилки. Почти все страшилки были про красную реку - как выловили рыбу, в рыбе нашли руку с перстнем, но снять не смогли и отрубили палец. А потом рыбака обнаружили задушенным, и на шее были отпечатки лишь 4 пальцев. То есть я росла во вполне себе Тридесятом царстве. Детский ум не делит происходящее на "страшное" и "прекрасное", "злое" и "доброе", "реальное" и "нереальное", а воспринимает всё как данность - всё есть так как есть.

Сказки так и остались стержнем, на который нанизывались остальные "культурные влияния": я выросла и прочла ещё больше сказок. И до сих пор их почитываю. Это - моя любимая литература. С появлением сетевых библиотек стало понятно, что мир неисчерпаем. Я могу две недели просидеть в какой-нибудь ботанической библиотеке, изучая иллюстрированный пятитомник о растениях семейства лилейных, или бестиарии, или иллюминированные манускрипты, или прически 18 века, или алхимические трактаты, или геральдику, или... Однажды мне попался 600-страничный (!) манускрипт (полностью от руки нарисованный и написанный!), учебник боевых искусств. И там дерутся - то в рукопашную, то на мечах, то с секирами - и так два тома, но! все бойцы в ослепительных нарядах 17 века, в таких пышных цветастых панталонах, чулках с бантами и камзолах расшитых перламутром, и меня просто гипнотизировало, что художник ни разу не повторился!

Я люблю одержимых людей вроде Арчимбольдо, который всю жизнь рисовал портреты из морковок и патиссонов, или вот этих почти неизвестных ныне людей, которые преданно, перышко-к-перышку рисовали многостраничные издания про всех известных науке птиц или, скажем, каталоги паноптикума - диковинные ракушки, коробки с жуками, заспиртованные двуглавые змеи, рогатые змеи с жемчужиной меж рогов... Существует всемирная история чудовищ, где вперемешку, как совершенно достоверный факт, нарисованы мифические с нашей точки зрения существа, такие как василиск или морской кардинал, и вполне реальные аномалии вроде двуглавых телят, сиамских близнецов и бородатых женщин. Но там же и Анубис. И одноногий Исхиапод, который передвигается прыжками, а в знойный полдень спит, закрывшись от солнца огромной ступней. В этих книгах нет грани между "вот это по-настоящему", а это - "египтяне выдумали". Там каждый рисунок снабжен "научными данными": где живет этот народ (бородатых женщин; людей с волчьими головами; анацефалов, неважно), как размножается (бородатые женщины, например, высиживают детей в яйцах) и какая у него анатомия, скажем... Мне пришлось выучить латынь, чтобы читать эти книги, но это того стоило.

Кроме того, есть же еще личные пристрастия. У каждого художника, мне кажется, есть некий набор личных наваждений. Часто это просто предметы или образы, которые лишают его эстетической воли, грубо говоря. Простой пример. Если в картине есть дирижабль, то она мне всенепременно понравится, независимо от техники, тематики или идеи. У меня очень много таких визуальных идиосинкразий, и это тоже очень влияет на то, что я рисую. Навскидку: дирижабли, птичьи клетки, пагоды, куклы, музыкальные шкатулки, выдуманные существа, дома на ножках или колесиках, странные изобретения, цирковые велосипеды, зелья, напудренные парики, гаргульи, вымышленная архитектура, книги на замке, сложные цветы, заводные механизмы, автоматоны, перстни, сады, гнезда, дремучие деревья, звездочеты, колдуньи, гадалки, ярморочные горлопаны, нимфы, русалки, фавны, люди на ходулях, потайные пружины, превращения, морские чудища, ключи, пенснэ, театр теней, маски...

Полностью интервью со Светой Дорошевой читайте в свежем номере киевского журнала "Шо" >>>